четверг, 29 ноября 2007 г.

Сегодня день рождения у моей бизнес-детишки

Сегодня, 29 ноября, исполнилось 15 лет первой компании, в которой я встал тогда руководителем - «НБС» («Новые Банковские Системы»).
Славная команда тогда стартовала и подросла, интересное было время. Мы опасались, но не дрейфили. Самое главное – мы верили в себя и в друг друга. Нам ни кто под руку не говорил – «ты это не можешь, не сможешь, не способен…», мы не знали своих слабостей и, поэтому, двигались только вперед. Шишки были, но не останавливали – нас, зеленых, обдирала, как липку, налоговая и кидали дебиторы, накрывал псих от водоворота неведомых ранее хлопот и сгорали средства от гиперинфляции, щемил ВЦ регионального Центробанка и трепали штатные юристы всё новых клиентов, «год за три» можно считать тот наш стаж, не менее, но мы побеждали.
Наша команда поимела региональный рынок систем автоматизации банков, причем настолько честно и достойно, что до сих пор, через уже многие годы, бывшие Пользователи вспоминают с благодарностью наше их обслуживание.
Положительно напрягло ощущение моральной ответственности, когда от стабильности и качества нашей деятельности стала зависеть ежедневная работа многих десятков тысяч организаций, обслуживаемых в десятках банках-наших клиентах, причем в ситуации, когда нас заменить было просто некем в удовлетворительные сроки (базовые системы месяцами меняются, а остановки банка даже на несколько часов критичны).
Мы не выучились у кого-либо ранее, а сами придумали и запустили конвейер эксплуатационного сопровождения в радиусе сотен километров, метод внедрения новинок тремя волнами и систему внешних архивов данных. Мы тогда строчили на телеграфных телетайпах бумажные диалоги между собой из одного райцентра в другой, такие же, как сейчас делаются в аське и кричали в телефонную трубку на скверном тогда межгороде: «Эля… Неля… Месячные пошли?!!! Да, пошли!!! Фуууууухх!!!» (речь о месячной отчетности в ЦБ).
Сотням людей оснащенные нами компьютеры были первыми, увиденными вживую в их жизни. Мы деликатно, но максимально быстро, обучали «и пионерок и пенсионерок» вести автоматизированный учет всех банковских миллионных операций.
Была не фирма, а бурса студенческих нравов с вечерне-ночными общими сражениями по сетке в первый еще Doom, с пивом стеклянными банками и лесными шашлыками многоведерными. При этом - высочайшая производственная культура и добросовестность, абсолютно необходимые при работе с такими технологически требовательными организациями, как банки.
Классные были гонорарные доходы ведущих специалистов, много больше банковских и московских зарплат тех лет, несмотря на то, что расценки клиентам минимальнейшие до неразумного – например, был некоторый период, когда срок окупаемости покупки нашего комплекса составлял для банка 10-12 дней! (ВЦ ЦБ не скромничал) Мы взяли тогда своё масс-конвейером.
В общем, мой привет, поклон и неизгладимая благодарность за совместно пройденный тогда путь десяткам славных людей, кто вспомнит и скажет – «я в 90х работал в НБС», спасибо Вам, друзья и соратники.

7 комментариев:

  1. Mik,
    поздравлаю! Не слабоe у тебя боевое прошлое! :-)

    А фирма до сих пор жива? Кстати, а какие притензии юристы к вам выдвигали?

    С ума сойти, сроки окупаемости какие были...

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за поздравление.
    Само юрлицо живет и здравствует, но уже в ином качестве, да еще и моей доли совладения в нём сейчас нет. Это отдельная серия историй, причем довольно интересных, потом как-нибудь распишу или расскажу, сейчас вскользь:
    например, когда в России на национальном уровне (но достаточно втихую) было принято решение сокращать общее число банков и вся основная масса наших клиентов (местных локальных банков) попала под этот пресс.
    Следствие - дубленая шкура и опыт двухлетней работы на жестко стагнационном рынке. А уже после этого был рубеж памятного 1998 года, когда просто грохнулась банковская сфера, после чего у нас осталось лишь 4 таких клиента и антикризисное управление в чистом виде.

    С юристами основная морока была в том, что всякий раз пытались навесить финансовую ответственность за стабильность работы поставляемых и обслуживаемых систем, что, естественно, неприемлемо.
    Были еще поводы для трений, например - мы нашли лазейку в налогообложении, что тогда действовало, и некоторое время обслуживали по договорам "о сотрудничестве в совместном производстве компьютерных систем" (типа некоммерческое партнерство), налоги с этого не платились, но юристам очень не нравилось, что не обычные договора подряда и услуг.

    В общем: голь на выдумки хитра, есть захочешь - не то придумаешь :о)

    ОтветитьУдалить
  3. По срокам окупаемости.
    Сюжет: запускаем мы комбанк в городе Георгиевске, главбухша честно-откровенно говорит и показывает:
    - Вот мне счет за прошлый месяц от ВЦ ставропольского Госбанка на 28 тысяч за обслуживание и вот Ваш договор поставки системы стоимостью 10 тысяч. Я от них уже отказалась, так что за полторы недели окупится Ваше...
    Но мы, как и другие производители софта включая московских, при всем горячем желании, не могли поднимать расценки до экономически правильных в силу тогдашней ментальности у народа, что компьютеры - это очень дорого, а программы - это нечто прилагательное.
    У всех были тогда "железючные" кормящие подразделения.

    ОтветитьУдалить
  4. Поздравляю, интересный опыт у тебя.

    Если не секрет - от претензий на финансовую ответственность за стабильность отбивались договорными "лабиринтами", или простым отказом в лоб от фиксации таких требований в контракте?

    ОтветитьУдалить
  5. Не секрет - на "лабиринты" у нас тяма не было, так как штатного юриста так и не завели в те годы (базовые "рыбы" договоров заимствовали у партнеров, например, московского "Програмбанка"). Однако мы могли себе позволять просто держать позицию месяц-другой до тех пор, пока клиент сам не соглашался. Почему - когда у тебя, условно, 25 клиентов и берешь очередного, 26-го, то уже не торопишься, на этот момент у тебя в активе привлекательные условия, железобетонная репутация и беспроблемные рекомендации со всей округи от коллег клиента-банкиров (они межрайонно не конкурировали между собой).

    Звучит как бизнес-сказка типа яблоки сами с дерева в рот сыпятся, однако в итоге эта достигнутая монополизация нас и подкосила - совсем расслабились, совершенствовали годами качество сервиса и уровень производства, инженерию, а когда наступили тяжелые времена, то мы оказались беспомощными неумехами, как продавцы, на новых для себя рыночных нишах.
    Вот, нашим брокерам-стартаперам внедряю мысль, много раз прошедшую в иных интерпретациях у Крайнова, Афанасьева и других знающих - продавцы должны определять объем производства, а не производственники объем сбыта.

    ОтветитьУдалить
  6. Ой, Миша, напомнил приятную историю про Крчубееский банк.:-)))
    «Эля… Неля… Месячные пошли?!!! -Да, пошли!!! Фуууууухх!!!».
    А если вспомнить там еще и Бэля была. и это ее я спрашивал. :-)))

    ОтветитьУдалить
  7. Саш, спасибо что забежал на Ёжиков и отметился.
    Ты прав, ачипятался только - Кочубеевский банк, девчата - Эля, Бэля, Нэля :О)
    Я вот еще ни как не соберусь добыть обратно наши телетайпные межрайонные диалоги, те рулоны лент. Примерно знаю у кого они. Хочется сохранить, так как это точно более неповторимо ни кем.

    ОтветитьУдалить